8 апреля Автор: Лариса Кокстова

Что же из тебя вырастет?

Руслан Нарушевич: «Я спрашивал в России, за что наказывали девочек, которые сейчас сидят в зале. За то, что получила четверку вместо пятерки, за то, что украла консервы, за то, что нарисовала цветочек на простыне. Я говорю: «Я знаю секрет об этой простыне. Это не просто простыня была, за которую можно было отлупить девочку, это еще и простыня, у которой на одной стороне был цветочек, а на другой – штамп министерства обороны Российской федерации, это была бюджетная простыня. За это никто родителей не выпорол!». Она говорит: «Да, кажется была такая печать там». То, что называют «двойная мораль», да? То, что это простыня из пансионата министерства обороны СССР, это нормально, вся страна так жила, а то, что девочка цветочки на ней рисовала… Это начинается принцип «Что же из нее вырастет?». Женщина сидит в зале, я спрашиваю, кого и за что наказывали.

Плохо помытые полы, веником. Нормальный инструментарий, веники. Еще. Не помытая посуда. Инструментарий еще – шланг от машины «Рига-17». Такая машина была стиральная компактная, шланги мамы использовали для воспитания девочек. Брата укусила. Запоминайте это, я вам сейчас скажу, в чем правда находится. Печенье попросила у прохожего. Пальто испачкала. С ума сошла вообще? Как можно пальто пачкать? «Мама трудится, трудится, а она пальто пачкает!» Двойку заклеила, чтобы пойти на дискотеку. Так. Набрала воду в резиновые сапоги. Целые резиновые сапоги – и какая-то девочка просто, бесполезная девочка какая-то и важные резиновые сапоги фабрики серьезной. Не хотела играть на пианино. С ума сошла, что ли? Мама купила, или взяла в аренду, притащила домой целое пианино – не хочет, дрянь, играть! Надкусывала хлеб.

А чего мальчишки молчат? Вы сами всех наказывали? «Мы –и есть наказание!» Да? Не надо нас спрашивать! «А меня не наказывали, - говорит мужчина, - всегда сестре доставалось, как обычно. Это ее плохая карма. Это она – хороший человек, с которым всегда происходили плохие вещи».

Еще. Сломала ногу. Кому? Нормальный мужской вопрос, правда? А вы знаете ответ. Сама сломала ногу. «Ты что, одурела, что ли, ты зачем ногу сломала? Как надо ходить, чтобы ногу ломать? Вот папа ломает ноги? Блин!» Девочка лежит, плачет.

Запрет на выражение эмоций – опасная штука

Мужчины – удивительные существа. Если они чем-то растроганы, напуганы, они начинают орать. Реально он перепуган за дочь, у которой сломана нога, и мама перепугана, они не знают, куда бежать. Скорая помощь, кровь. Вместо того, чтобы жалеть, или звать на помощь, они орут на ребенка. «Ну что ты, ну куда ты теперь со сломанной ногой?!» Очень продуктивно, очень помогает, правда?

Поэтому я вам говорю: есть одна категория хороших людей, с которыми из-за нас, взрослых, происходят плохие вещи, это дети.

Сейчас хорошо об этом смеяться, но то, за что нас наказывали, вы предпочитаете смеяться, чем вспоминать, как было на самом деле. Но главный мотив, который я вам расскажу, абсолютно шизофреническая идея: «Что же из него (нее) вырастет?». Если она сейчас уже не хочет играть на пианино, это сейчас в 12 лет она в десять вечера домой приходит, в семнадцать знаете, во сколько придет? Под утро! Геометрическая прогрессия.

Или попросила конфет купить. Так она на шею так сядет, сегодня ей конфет купишь, завтра вообще маме на шею сядет.

Мама приходит в магазин с мальчиком. Мальчик подбегает к прилавку с женскими шляпами и одевает красную шляпу с цветком. «Мама, смотри какая шляпа!». Мама: «Ты что, голубой, что ли? Ты что, идиот, что ли? Ты как баба, или трусы еще одень! Иди примерь лифчик!». Мужчина преклонных лет с одесским акцентом говорит: «Мадам, имея-таки подобный пример женщины перед собой, ваш мальчик станет голубым без всяких лишних инструкций». Поэтому, эта идея: «Что из ребенка вырастет?», она оправдывает любые мракобесия, да?

Несбывшиеся прогнозы наших родителей

Я спрашиваю в зале. Оказывается, мать троих детей вырастает из девочки, которая в 10 часов домой приходила. Девочка, которая пять часов шла домой, работает в сфере торговли. Так что прогнозы не сбываются в большинстве случаев. То, чего боялись наши родители, из нас не вырастает. Из ваших детей не вырастет то, чего вы боитесь. Гуманное воспитание детей не предполагает таких прогнозов.

«Я боюсь, что мой сын станет наркоманом!». «А почему?» «Он уже зависим!» «Героин, анаша? Что, в чем дело?», «Компьютер!». Я говорю: «Интересно, то есть он пока только зависим от компьютера, но вы уже относитесь к нему как к героинозависимому больному». Эта тенденция продиктована одной удивительной эмоцией – страхом.

Дорога мама, вместо того, чтобы наказывать ребенка за то, что сейчас он кусает хлеб, потом он непонятно кого покусает, потом брата покусает, потом просто прохожего покусает, потом съест кого-нибудь, каннибализмом займется… Что из него вырастет?

Это мракобесие 21 века – заворачивать свои эмоции в ошибки детей. Привязывать свои эмоции, которые некуда деть, потому что нам лень, мы работаем, нечего позориться перед психотерапевтом, открывать душу… просто зашла в комнату дочери – здесь всегда место для терапии есть. Если плохое настроение – мама должна зайти в комнату дочери, там всегда будет повод для того, чтобы выразить свое негодование, правда? И сказать что-нибудь вроде: «Здесь девочка или свинья в берлоге живет?».

Поэтому, друзья мои, вы, как родители, говорите: «Мы хотим, чтобы дети выросли полноценными членами общества», чтобы это не значило, «Мы хотим, чтобы дети выросли счастливыми, чтобы дети выросли хорошими людьми».

Поделиться с друзьями